January 17th, 2013

Дедом Хасаном навеяно

62.10 КБ
Одним из слабых мест Советского Союза было то, что он придерживался принципов уголовного права, сформулированных в рамках либеральной мысли. В основном эти принципы сводятся к тому, что закон - это защита индивида (в том числе профессионального преступника) от произвола государства. Что может быть и актуально для Запада XIX века, но вот с какой стати СССР, непоследовательно и стыдливо, декларативно, да и на практике, реализовывал эту схему - понять сложно. От этого веет чувством вторичности и неполноценности перед западом. А ведь можно просто было быть последовательным и где-то в семидесятые объявить, что:
высшей ценностью является благополучие общества и безопасность законопослушних граждан. В соответствии с этим профессиональные преступники рассматриваются, как лица, расторгшие договор с обществом, и лишаются каких-либо прав. Иными словами, Уголовный кодекс - для оступившихся. Как угодно сильно оступившихся, вплоть до убийц по бытовухе. А вот для сделавших осознанный выбор в пользу жизни за счет общества, извините, - трибунал без права защиты. Для оступившихся - тюрьмы гостиничного типа, для "татуированных" - изоляция в лагеря подавления, выйти из которых живым можно только в психиатрическую клинику. Можно было бы даже отменить смертную казнь. Казнить оступившихся - это лишнее, а для татуированных ее можно было бы заменить "дезинтеграцией" - лишением гражданского имени и предоставлением права искупить свою вину перед обществом в качестве биоматериала для трансплантаций.
Достаточно было бы эту реформу провести и начать реализовывать, как жизнь блатная потеряла бы малейшую привлекательность для следующего поколения. Криминалитет вмиг бы ужался на порядок и потерял бы способность к самовоспроизводству.
И эту реформу можно было бы вынести на всенародный референдум. Результат его был бы близок к 100 %.

И о педофилах,

раз уж злободневничать.
Если бы я был маленьким как Тихий океан худруком условного православного театра "Благовест", я бы в первую очередь поставил "Лолиту", и поставил бы жёстко.
37.52 КБ

Почему:
потому что на самом деле это предельно антипедофильская книга. Это подробное описание ада в душе педофила, его адовых мучений и адового финала. Увидеть в книге смакование и пропаганду педофилии можно только ее не читав, читав с предубеждением или не имея мозгов. Я бы даже наверное перенес действие в современную Россию - книга остроактуальна и социологична. Ее герои:
1) белоленточное небыдло, творческий интеллигент, которому природой вещей положено быть "не как все", а следовательно имеющаяся ненормальность заботливо пестуется, холится и лелеится;
2) абсолютно нормальная старшеклассница, которой навязано клипами и журналами гиперсексуальное поведение (тут четкая параллель с "Красотой по американски"). Ведь это Лолита фактически насилует растерянного Гумберта, у которого интеллигентской смелости хватало только на бурные фантазии.
То, что Лолита нормальна, доказывает финал книги, где пройдя через ад, она находит свое счастье с обычным парнем-работягой и ждет ребенка. Вот вам зрители православные - победа семейных ценностей и традиционных отношений над адом и извращениями.
Ну, а то, что творческую личность педофила переклинивает не столько от ревности, сколько от того, что ему, эстету-рафинэ, предпочли простого Серегу с "Уралвагонзавода", лишь только доказывает актуальность этой постановки.