February 21st, 2020

И о социологии



Общество с нулевой социальностью.
Самое интересное, что я услышал на уроках истории, была случайная реплика учительницы:
- Вот интересно, великая греческая архитектура - это только общественные здания. Личные дома греков были всегда очень просты. Шестой класс, наверное, но у меня тогда просто челюсть упала. Я понял, что история это не только бессмысленные цифры дат и труднопроизносимые имена, но и нечто имеющее смысл. Наверное уже тогда я определился с интересом к социологии.
Но вернемся к нашим хохлам. Едут они в протекающем поезде и им хорошо. Украинская гармония. Так оно и должно быть. В хатыньке тепло и уютно, а за хатынькой хоть потоп. Полная противоположность Греции: все под себя, все в себя, ничего вместе. Полное разрушение социальных связей.
Более того, любые социальные связи воспринимаются как узда и обуза. Желание их стряхнуть и восторг освобождения "Мы не рабы!" Рабство в их понимании - это как раз социальные связи, общие дела, общественные пространства. Русские в их понимании рабы именно по той причине, что ездят в новых электричках, по новым дорогам, эвакуируют своих из Китая и т.д. Русские (наследники идеологии греков через Византию) связаны и обременены общим делом. Вольные украинцы (наследники воровских шаек, прятавшихся в плавнях Днепра на ничейной земле) сбросили с себя ярмо общего делания и пануют на свободе, презрительно глядя на москалей из вагона с текущей крышей.
Великий украинский мыслитель Кучма (Кученька, как называла его моя деревенская бабушка) честно предупреждал: "Украина - не Россия!" С тех пор Украина только и делала, что доказывала это делом. Только и делает, что доказывает это, разбивая камнями окна в автобусах с эвакуированными.