March 26th, 2020

И о литературе

Читая Толстого (Льва):
"Это было недавно, в царствование Александра II, в наше время... В то время, когда на юбилее московского актера упроченное тостом явилось общественное мнение".
"Декабристы" (Неоконченное).
Более уничижительной характеристики такого явления, как наше вот это вот спьяну рожденное общественное мнение, трудно представить. Это не менее уничижительно, чем реакция Победоносцева на чьё-то восклицание "Но как же общественное мнение?!" (плюнул себе под ноги длинной слюнёй и растер подошвой по полу).
Забавно, что рукопожатная публика считает Толстого своим. Большой вопрос: а они его читали? Хватило бы им и короткого рассказа "Ягоды", чтобы узнать свою тухлую рожу в этом зеркальце. Но нет, не читали. Читали только статьи по поводу в прогрессивной прессе.
Не любил Толстой государство, но в равной (ничуть не меньшей) мере не любил и борцов с ним. Не любил Церковь, но ничуть не менее не любил атеистов. Едва ли он любил вообще кого. Наверное, только в самом начале творчества любил простого, немудрящего русского солдата ("Рубка леса", "Набег"), а потом - всё, какая любовь и была - отсохла. Не поэтому ли его позднее творчество, так тяжело, схематично, а местами производит впечатление моральной паники.