September 7th, 2020

И о сектантстве

У Глеба Успенского, самого наблюдательного из бытописателей XIX века, приводится интересный образец народного богословия (цикл рассказов "Через пень-колоду"). Некий крестьянин передал ему тетрадь своих размышлений под названием "Како жить свято". Ответ на тот вопрос видится крестьянину предельно простым: чтобы жить свято, надо в поте лица растить хлеб. В Библии так написано? Написано. Все, шах и мат.
Вся последующая история (и библейская, и современная) видится крестьянину как путь отказа людей от базового божественного Завета. Со всеми вытекающими последствиями. Никакие компромиссы богословствующим крестьянином не признаются: сказано хлеб - значит хлеб. А не какая-нибудь капуста или горох. А уж любые некрестьянские формы работы, хоть и не менее "в поте лица" - тяжкий грех.
Но изумляет не оригинальность крестьянской мысли, а беспомощность Успенского что-либо крестьянину ответить. А ведь не глупый человек был, образованный, и по характеру эпохи наверняка религиозно образованный. Но был поставлен в тупик. И это говорит о том, что религиозная образованность в то время была предельно низка, понимание Писания и христианства - сугубо обрядово-бытовое. Даже у людей образованных.
А ведь ответ тут очевиден. Крестьянское богословие - типичный образец сектантской мысли с двумя базовыми признаками:
1) фрагмент текста выхватывается из контекста и абсолютизируется,
2) понимание текста исключительно буквальное, с неприятием метафоричности.
А ведь после были другие Заветы, Закон Моисеев, Нагорная проповедь. Человечество этически росло, усложнялись и углублялись требования. Но крестьянину, оставшемуся на уровне развития перволюдей и дочитавшему до третьей страницы, все это показалось чуждо и ненужно. Какое еще "возлюби ближнего"? А ну хлеб сей, и чтобы в поте.
Лев Толстой несколько позже эту мысль повторил в своем сектантстве, но без ссылок на Библию и в режиме "раз в неделю".
Пол Пот эту мысль реализовал на практике.
P.S. Уж если искать первый, базовый, исходный завет Бога людям, то ведь были слова, сказанные намного раньше, чем про хлеб:
"Плодитесь и размножайтесь". Не выстроить ли нам на этом первоначальном Завете свой вариант богословия, отвергнув все позднейшее?
Ух, какая секта получится, не соскучишься!