Evgeniy (tessey) wrote,
Evgeniy
tessey

Categories:

Молоточники

В "Шестом отделе" упомянута совсем уже забытая тема в истории криминального Саранска. Очень короткий эпизод двадцатилетней криминальной войны, ее первый бой, нарушение социальных границ по всему фронту. Год, когда дворовые группы молодежи перешли от многолетнего молодецкого мордобоя после танцев к дракам на уничтожение. Как спичкой чиркнули и полыхнуло. Сейчас уже и не вспомнит наверное никто, что за социальное напряжение тогда прорвалось. Но в руках вдруг оказались молотки и цель прежних драк стала иной. Год был наверное 87-ой, лето.
Мне повезло - я был еще пи.дюком, хотя уже и не ребенком. Это все равно, что родиться в 1927-ом, а не в 1922-ом. Жил в панельной девятиэтажке в спальном районе, на верхнем, девятом этаже. И как-то еще не поздним вечером вышел высыпать мусор в мусоропровод между этажами. В подъезде было людно, что редко бывает на верхних этажах. Человек десять молодняка столпились на верхнем лестничном пролете. Жались к стене и перилам, испуг и растерянность, лет по 16-18. Один из них, лет двадцати трех, тяжело дышал сидя на ступеньках. Похоже, подъем бегом до девятого этажа дался ему тяжелее других. В руках у него был молоток, который он нервно перехватывал на каждом вздохе. У остальных в руках молотки были как что-то лишнее, как что-то, что они не знают куда деть. Одеты они были обычно по тому бедному времени: брюки-рубашки, ничего примечательного, стрижки тоже обычные. Старший был даже волосат, точнее - оброс. Вспотевшие волосы сосульками, тонкие, хотя и крупные черты лица, загнанный взгляд. С него можно было бы рисовать портрет Раскольникова, хотя я на тот момент и не знал кто это.
Страшного ничего в них не было ничего - они были сломлены и подавлены. Разгром. Я просто перешагнул через расставленные ноги старшего. Он что-то рыкнул мне в спину между вздохами и даже не пнул вдогонку (я бы, наверное, пнул).
В следующем году их уже не было. Ребята чуть старше меня поголовно постриглись в ультракороткий ёжик, оделись в дорогие спортивные костюмы, а в холод - в короткие кожаные куртки и широкие - 33 сантиметра - брюки. Их так и называли "тридцать три", и право ходить в них надо было убедительно доказать. Молотков в руках у них уже не было, но я бы поостерегся и подходить к ним близко, не то что перешагнуть им через ноги.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments