Category: город

И о лингвистике

Заново изобретенное слово "скрепы" чрезвычайно интересно с точки зрения своей косвенной семантики. Фактически сразу, как только оно было произнесено, слово выскочило из колеи прямого смысла и поскакало куда-то вбок по обочине круша и давя. Выбило из колеи это слово возникшим вихрем эмоциональных ассоциаций, ожидаемых, но удивительных, для такого в общем-то скучного слова.
Во-первых, скрепа - это такая "скрепка". Веет от слова корпоративной канцелярией. Этакая "скрепка на стероидах" из кошмарного сна офисного пролетария - вот она его догонит сейчас если не успеет проснуться, разбудив воплем жену и ребенка. Примерно таким воплем и встретил новое слово офисный пролетариат.
Во-вторых, это какая-то "репа". Слово как будто взято из романа писателя-деревенщика, с квартирой в центре Москвы: индо возопрели озимые - рассупонилось красно солнышко и так далее. Скрепа - укрепа. Скрипит оно деревенщиной, кизяком по мокасину, аж мурашки по спине у прогрессивного урбаниста.
Может оно так и было задумано. Может кому-то захотелось "вот сейчас мы тут словечко вставим и посмотрим как передовую общественность затрясет". Так и вышло: "аштрисёт" их от этого слова.
И тут вопрос, а отчего это слово не прижилось и у лоялистов с охранителями. А ровно по тем же причинам, лоялист и охранитель урбанизирован ничуть не меньше, чем рукопожатный революционер. То что публику с хорошими лицами это слово рвет в клочья - утешает, но не настолько, чтобы это слово шептать засыпая.

Контртеррор

Волгоградский теракт, будь он инициативой заскучавшего шариатского подполья или акцией, инспирированной ЦРУ через саудитов, заставил подумать о следующем:
10 лет назад - Норд-Осты и Бесланы, взрывы самолетов и жилых домов, смертницы в метро и подземных переходах. Постепенно этот ручеек иссякает. И вот сейчас для проведения теракта не находится никого кроме двадцатилетнего московского сопляка Димки Соколова, в качестве руководителя (!) акции, отправляющего "пить напиток из кипятка" собственную супругу, хоть уже и не такую молодую, что многое объясняет, но не извиняет. Это еще того, кэтээровского поколения шахидка, не новая молодая поросль.
Масштаб уже не тот, размаха прежнего нет.
Почти все выбиты или перекуплены.
Это результат. Это обнадеживает.
Но постучим по дереву.
Подождем, что дальше.