Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"Смена власти"

Если абстрагироваться от страданий школоты и посмотреть на ситуацию глазами взрослого человека, то власть в России сменяема, да еще как. Возьмем, например, бодрого старикана семидесяти лет.
На своей жизни он застал еще Сталина и смену его политики на порядки Хрущева, смену Хрущева на программу Брежнева, Брежнева на Горбачева, Горбачова на Ельцена, Ельцена на Путина. Зигзаги, не приведи господи. Американские Горки, а не просто "сменяемость власти". В то время как в других странах - ровная линия, одно и тоже, никаких поворотцев, и лишь смена фамилий, которые никто не вспомнит, да и не за что.
И если вернуться к школоте, то надо твердо понимать, что вот чисто статистически - их меньше, в разы меньше, чем тех, кто эту вот смену власти пережил. И запомнил.

И о памяти

До Ермолова русские силы на Кавказе были столь малочисленны, что volens nolens были поставлены в условие ежедневного подвига, совершаемого в конвейерном режиме. Утром проснулся - у тебя Фермопилы, перед сном Гавгамелы, завтра опять какой-нибудь штурм Трои или его отражение. Спартанцы просто щенки по сравнению с русскими на Кавказе в 18 - начале 19 веков. На этом фоне даже подвиг отряда Карягина воспринимается как рутина. Выделяется лишь тем, что в этом случае подвиг достиг размеров просто гомерических, пародийных, "маски-шоу"вовских.
Потто В.А "Кавказская война" в 5 томах пестрит восклицаниями "Никогда потомство не забудет подвига майора Н-ва!" (забыли), "Не померкнет в памяти россиян героизм рядовых Н-ского полка" (померк), "Примером для всех поколений будет служить самоотверженность и находчивость фельдфебеля Н-ского" (не служит). Да и невероятный рейд батальона Карягина известен лишь узким специалистам и сотне другой интересующихся.
Неформат. Абсолютно не интересная инженерам человечески душ тема.

Традиции



Век живи, век учись. Не знал.
Вот этот орёл-мужчина: дворянин, выпускник пажеского корпуса, московский генерал-губернатор, командующий корпуса жандармов, и он же - консультант ВЧК/ОГПУ/НКВД, сподвижник Дзержинского, именно он разработчик и куратор двух самых знаменитых контрразведывательных операций "Трест" и "Синдикат", в результате которых были пресечены попытки белоэмигрантского подполья создать руками эсеров террористические сети внутри СССР.
Джунковский Владимир Федорович.
К вопросу о преемственности страны и о лечении страной февральского насморка.

Тонкоты вам

- Много бед, много испытаний пришлось претерпеть России за её больше чем тысячелетие. Печенеги терзали её, половцы, татары, поляки. Двунадесять языков обрушились на неё, взяли Москву. Всё вытерпела, всё преодолела Россия, только крепла и росла от испытаний. Но теперь, теперь…
Речь адвоката Плевако. Вересаев «Невыдуманные рассказы о прошлом».
https://likushin.livejournal.com/238188.html

Спасите-помогите

Читая Тургенева:
"Дарья Михайловна отряхнула пятым пальцем пепел с пахитоски"

Что, бл.?
1) В 19 веке не было слова мизинец?
2) Тургенев эксперементировал с языком, опередив время на 50 лет?
3) Если пишешь гражданственно и актуально - можно лепить любую херь, прокатит?

Далее читать не смог. Мне все этот пятый палец везде мерещился. Кабы я был пародист Иванов, то накатал бы роман "Нудин", весь состоящий из "Она внимательно поглядела на него вторым глазом и смахнула семнадцать тысяч восемьсот пятьдесят третий волос, упавший на первый и единственный нос".

И о литературе

Читая Толстого (Льва)...
А скажите при прочтении "Утра помещика" у меня одного все время вырывалось: "В колхоз их, бле.ать!", "Да за.бали уже, в колхоз марш!" ? Наверное все таки не у меня одного, потому что, как говорят, товарищ Сталин очень начитанный был товарищ.
Но коллективизация и колхозное строительство запоздали у нас в стране лет на 70. Уже тогда напрашивались все эти артели вольных хлебопашцев "Путь Николаевича" и "Заветы Анны Иоанновны". И председателя построже, из жандармов.
Других выводов при прочтении "Утра помещика" у меня для вас нет. Но вам конечно никто не мешает заявить, это все неправда и все на самом деле совсем не так было. Вам же оно куда виднее, как на самом-то деле, чем землевладельцу графу Толстому.

И о литературе

Читая Толстого (Льва):
"Это было недавно, в царствование Александра II, в наше время... В то время, когда на юбилее московского актера упроченное тостом явилось общественное мнение".
"Декабристы" (Неоконченное).
Более уничижительной характеристики такого явления, как наше вот это вот спьяну рожденное общественное мнение, трудно представить. Это не менее уничижительно, чем реакция Победоносцева на чьё-то восклицание "Но как же общественное мнение?!" (плюнул себе под ноги длинной слюнёй и растер подошвой по полу).
Забавно, что рукопожатная публика считает Толстого своим. Большой вопрос: а они его читали? Хватило бы им и короткого рассказа "Ягоды", чтобы узнать свою тухлую рожу в этом зеркальце. Но нет, не читали. Читали только статьи по поводу в прогрессивной прессе.
Не любил Толстой государство, но в равной (ничуть не меньшей) мере не любил и борцов с ним. Не любил Церковь, но ничуть не менее не любил атеистов. Едва ли он любил вообще кого. Наверное, только в самом начале творчества любил простого, немудрящего русского солдата ("Рубка леса", "Набег"), а потом - всё, какая любовь и была - отсохла. Не поэтому ли его позднее творчество, так тяжело, схематично, а местами производит впечатление моральной паники.

Принципат

gallery_7596551f

Вот если есть в стране монархисты, то я наверное "принципист", "принципатилист", или как-то так.
Принципат - золотой век Рима, эпоха Антонинов, череда "хороших" цезарей... Какие еще велосипеды изобретать Третьему-то Риму - бери, да катись. Только четко прописать институцию соправителя-преемника и все будет хорошо. И жесткий запрет на философов во власти, а то стоило одному последователю учения пофигистов встать у руля, и все кончилось.
Демократия - это "величайший обман нашего времени", сто раз разоблаченный и не прикрывающийся уже. Жрите сами.
Монархия - декоративный пережиток, антиквариат. Хороша как воспоминание, но также нелепа, как например карета в московской пробке.
А принципат, аккумулируя плюсы и того и другого, свободен от их недостатков.
Сильная, фактически неограниченная, верховная власть. Передача власти наиболее достойному продолжателю, определенному и известному заранее. Соучастие в правлении населения через комплекс низовых демократических процедур.
В общем-то страна уже не первый раз подходит фактически в упор к такой модели правления, остается сделать лишь полшага. Но нет, вместо этого делаем вид, что остаемся в рамках прежней парадигмы: Петр I так и не сделал шаг из монархии, Сталин - из партократии. Сейчас как минимум третий шанс.

И о политике

Естественно, про кого же нашим креаклам фильм-то снимать, как не про декабристов? И не важно тут "за" декабристов или "против" декабристов. Это про декабристов. Это для них актуально. Это для них актуально.
Все современное российское искусство - это кухОнный спор интеллигенции под дешевую водку у горы немытой посуды.
- Нет! Я вам утверждаю, что Пестель голова!
- Нет! Говно твой Пестиль, вот граф Мордвинов бы сделал как в Англии!
- Нет! Вот Константина бы на трон, зажили бы как в Польше!

Не пора ли перестать это пьяное бубубу распространять на всю страну?
И тут - немая сцена капинатов индустрии: а про что же тогда нам снимать?
А может пора снимать про героев, актуальных для 98,5 % населения? Но вот даже сразу на язык не приходит, а про кого?
Ермак? Муравьев-Амурский? Неплюев? Потёмкин?
Хотя, с другой стороны и про них, если не обгадят, то сведут к кухОнному бубубу.

И о международном положении

Убили, значит, Фердинанда-то нашего,— сказала Швейку его служанка.
И так далее.
Казус белли. Или не белли.
Что он делал в аэропорту соседней страны - вот в чем главный вопрос. Не его ранга командирам соваться на передовую. Да еще в открытую. Ему место в штабе, в бункере.
Не удивлюсь, если подстава. Пассионарный военный, которого в открытую называли будущим руководителем страны, правящим имамам зачем? Тут вам теократия, а не хунта.
Да и нефть колебнулась всего на 2,8 %, а не на 82 % как должна бы.
Не исключаю, что мудрецы в чалмах не прочь осадить много о себе возомнивших ястребов.