Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

И об интеллигенции

Настоятель Псково-Печерского монастыря не принял писателя Нагибина, несмотря на наличие у того некоего "рекомендательного письма". О чем предельно ядовито изложено в "Дневнике" писателя с попутным опомоиванием самого монастыря и населяющих его монахов. И тени мысли у писателя не возникло - где ты, и где монастырь? как тебя вообще туда пускать-то можно? Весь Дневник - лютейшая и при этом банальнейшая интеллигентская бесовщина, обида на всех и на всё и непонимание ничего далее своего носа, злобно-сладострастное пережевывание бытового и повседневного дерьма в неумелом подражании Селину, фамилия которого так и пестрит в начале дневниковых записей.
Ну, а настоятель, надо полагать, понял и почувствовал исходящую от него душевную вонь, и отмахнулся во неусугубление гордыни, потому что единственной записью после встречи в дневнике могло бы быть только "Ну надо же, держу их за говно - а они меня с почетом принимают! Вот же я какой молодец, хорошо устроился!" По отношению к власти у него это удачно выходило, но на монахе обломался. Монах поумнее вышел.

Неспешное чтиво



Чтиво, обилием подробностей, конечно для подготовленного читателя. Про многие конфликты, выворачивавшие Европу наизнанку, нам в школе внимания не заостряли. Несмотря на выраженную "французскость" очень объективный труд. В начале несколько смешно выглядит искреннее "а нас-то за что" в исполнении постнаполеоновской Франции. Ярко выраженная симпатия к полякам - тоже французская черта. Но ни грамма русофобии: Россия один из основных и равных участников "европейского концерта". Все-таки на момент написания книги Россия - единственная надежда Франции на спасение. Две мысли прямо не написаны, но постоянно проявляются:
1. В дипломатии нельзя сказать "я пас". Или ты активно занимаешься дипломатией, или дипломатия занимается тобой. Или ты субъект в коллективном дележе сфер влияния, или ты объект раздела. Или ты делишь пирог, или ты - пирог. Вот такая веселая игра и никому не дано отсидеться "в домике".
2. Тактика абсолютно перпендикулярна стратегии. Россия тактически проиграла Крымскую войну, но при этом стратегически закрепила за собой навсегда (даже проиграв!) позицию при согласовании интересов в делах Ближнего Востока. Альтернативой было просто отойти в сторону, признать доминирования англо-французской коалиции и уход Порты под ее влияние. И тогда всё, см пункт 1, "вы кто такие, вас тут не стояло". И наоборот, тактические успехи Бисмарка вырыли Германии стратегическую яму. Здесь отжал, тут кинул, там подгадил - в итоге Германия изгой в кольце врагов. И роковая ошибка - кидалово России на Берлинском конгрессе, ради мелочных выгод. В результате чего складывается такой расклад сил, глядя на который автор завершает книгу с настроением "я то, слава Богу скоро помру, но Европу впереди ждет неизбежный Ад". И ведь не ошибся.

К праздничку



Строго к дате начал просмотр "Следствие вели ЗнаТоКи". Как вообще можно говорить, что "не знаю что смотреть" если наверняка еще знатоки не пересмотрены?
Первая серия "Чёрный маклер" - стандартное советское моралите о торговой мафии. Если начали с этого, надо думать, что это и была проблема №1. Но сыграно блестяще, смотреть конечно стоит.
https://www.youtube.com/watch?v=B_QYV_meCvk
Вторая серия "Ваше подлинное имя?" внезапно - про бомжей. Наверное сейчас откровением для многих станет, что эта проблема родилась не в девяностые. Интересна динамика фильма. Сначала и долго - бомжовая тягомотина. Потом срывается в каскад стремительных сюжетных поворотов. Отлично решено появление в сюжете следователя КГБ. Если сотрудники МВД орлы-красавцы и обаяшки, то следователь КГБ подчеркнуто некрасив и немужественен. Конкуренция ведомвств? Плюха от МВД, заказавшего сериал? Или нет. Следователь КГБ некрасив, но его некрасивость не карикатурная или унизительная. Она статусная. Он появляется из пространства таких серьезных дел и процессов, где красота и обаятельность - попросту не нужны, он в них не нуждается. И его подчеркнутая некрасивость выглядит печатью причастности к куда более высшей реальности, чем повседневность следователей МВД. И дело, которое он начинает, это подчеркивает.
https://www.youtube.com/watch?v=nQRFbpE1F-8

Пьеса

"Как оно все было на самом деле - 2".
Сколько-то лет назад. Два политолога, вхожих в кабинеты, ужинают в ресторане на Ильинке.
- Нет, нет, Эраст. Не верю. Не верю я вашему Достоевскому. Преувеличивает, пересаливает. Не могу читать. Может и есть такие персонажи, но в Кащенко, а не в жизни.
- Это вы о ком сейчас, Эрнест?
- Да хоть о Смердякове этом, о бесах...
- Ну, это вы точно ошибаетесь. Спорим, я смогу вас переубедить и покажу вам смердяковых и бесов тысячами?
- А спорим!
- Леночка, извините за поздний звонок, боюсь, забуду наутро. Не могли бы вы мне завтра найти, этого, как его, Навальнова.

Улов



Вредная привычка мужской части семьи - читать за едой. У меня чаще всего идет под еду вот это чтиво. Еще родители покупали по подписке в восьмидесятые. Но без одного тома. С ним что-то тогда не сложилось.
И вот пришли эти ваши интернеты и я решил докупить недостачу. Книга, вообще, продается постоянно. И целиком, и в разнобой. Всегда есть в продаже. Но много-много лет в продаже не было одного тома. Того, который нужен. Уже делом принципа стало укараулить. И вот - появился, и сегодня его уже доставили. Том 4 "Ланцетники. Круглоротые. Хрящевые рыбы. Костные рыбы".

Не понял

Взял случайно с дальней полки книгу "про войну" советского, орденоносного, кумачово-официозного и трибунно-препартийного автора. Читаю, и поверить не могу: generation perdue!
Откровенное и неприкрытое подражательство Ремарку. Не в стиле, а в сюжете и характерах. "Ах, я не знаю чем мне заняться после войны и ничего не хочу", "Ах, как хорошо жили мы до войны, плохая нехорошая война испортила наш уют", "Ах, у меня убило всех друзей, и теперь мне нечем заняться и скучно", "Ах, пойду-ка я по кабакам и бабам, а лучше дам кому в морду". Вот если перенести события из Москвы в Париж, поменять имена и год на восемнадцатый - будет просто эталон "потерянного поколения".
Но переносить реалии конца Первой мировой на Великую отечественную - святотатство.
Первая мировая была бессмысленной, абсурдной бойней, и этой бессмысленностью шокировала и выбила из колеи поколение и победителей, и побежденных. Великая Отечественная - война на уничтожение и на выживание, с предельно ясным и понятным смыслом... Но в книге после Победы маются бессмыслицей существования Жюли и Джимы в пейзажах полуразбомбленной Москвы. Напрочь нет настроения Победы. Не "мы победили", а "война кончилась". Перед тобой разрушенная страна, ты молодой - тебе восстанавливать. Но в книге только "Я и мои переживания, оттого, что тошно и нечем заняться". Близорукое мещанство, жеманно примеривающее с чужого плеча экзистенциализм.
Я про "положительного героя", если что. Отрицательные там еще краше.
И это кондовой, миллионнотиражный советский официоз.
Похоже, эта страна была обречена.

И о литературе

"Смерть Ивана Ильича". Самое хардкорное произведение Толстого. О таком просто не пишут. Особенно так просто, четко и ясно. Но гениальность Толстого в том что, вот мы читаем про жизнь Ивана Ильича и чувствуем, что он - мертвый, а когда читаем про то как он умирает, чувствуем как он вот-вот оживет.
Но что изумляет в этом рассказе - так это абсолютная нерелигиозность главного героя. И это не наше время, а ХIХ век. Иван Ильич - государственный человек, хоть и провинциальный, но чиновник такого уровня, что его назначение решается в столице. А отношение к религии и у него, и у людей его круга, точно такое же как у нечёсанных нигилистов, студенческой голытьбы. Насмешливое пренебрежение и абсолютное непонимание. Но если у нигилистов религия это "заблуждение темных масс", то у людей круга Ивана Ильича религия это "предрассудки низших классов". И поэтому нет никаких шансов вырваться из ада повседневной раздражающей бессмыслицы. Вот если бы было хоть немножечко этого понимания - жизнь не была бы такой мукой, да и вообще мукой бы не была. Но это невозможно. И вот Иван Ильич умер (ожил), а его коллеги, скучая на панихиде, корчат рожи за спиной священника, читающего нудное и бессмысленное для их уха, и такое возмутительно долгое бубубу.
И если Толстой вывел такой образ, значит он был массовым. Это - социологическая зарисовка.
И это совсем иной строй жизни, чем тот, который нам изобразят говоря о том времени, на канале Царьград.

Спасите-помогите

Читая Тургенева:
"Дарья Михайловна отряхнула пятым пальцем пепел с пахитоски"

Что, бл.?
1) В 19 веке не было слова мизинец?
2) Тургенев эксперементировал с языком, опередив время на 50 лет?
3) Если пишешь гражданственно и актуально - можно лепить любую херь, прокатит?

Далее читать не смог. Мне все этот пятый палец везде мерещился. Кабы я был пародист Иванов, то накатал бы роман "Нудин", весь состоящий из "Она внимательно поглядела на него вторым глазом и смахнула семнадцать тысяч восемьсот пятьдесят третий волос, упавший на первый и единственный нос".

И о литературе

Читая Толстого (Льва)...
А скажите при прочтении "Утра помещика" у меня одного все время вырывалось: "В колхоз их, бле.ать!", "Да за.бали уже, в колхоз марш!" ? Наверное все таки не у меня одного, потому что, как говорят, товарищ Сталин очень начитанный был товарищ.
Но коллективизация и колхозное строительство запоздали у нас в стране лет на 70. Уже тогда напрашивались все эти артели вольных хлебопашцев "Путь Николаевича" и "Заветы Анны Иоанновны". И председателя построже, из жандармов.
Других выводов при прочтении "Утра помещика" у меня для вас нет. Но вам конечно никто не мешает заявить, это все неправда и все на самом деле совсем не так было. Вам же оно куда виднее, как на самом-то деле, чем землевладельцу графу Толстому.

И о литературе

Читая Толстого (Льва):
"Это было недавно, в царствование Александра II, в наше время... В то время, когда на юбилее московского актера упроченное тостом явилось общественное мнение".
"Декабристы" (Неоконченное).
Более уничижительной характеристики такого явления, как наше вот это вот спьяну рожденное общественное мнение, трудно представить. Это не менее уничижительно, чем реакция Победоносцева на чьё-то восклицание "Но как же общественное мнение?!" (плюнул себе под ноги длинной слюнёй и растер подошвой по полу).
Забавно, что рукопожатная публика считает Толстого своим. Большой вопрос: а они его читали? Хватило бы им и короткого рассказа "Ягоды", чтобы узнать свою тухлую рожу в этом зеркальце. Но нет, не читали. Читали только статьи по поводу в прогрессивной прессе.
Не любил Толстой государство, но в равной (ничуть не меньшей) мере не любил и борцов с ним. Не любил Церковь, но ничуть не менее не любил атеистов. Едва ли он любил вообще кого. Наверное, только в самом начале творчества любил простого, немудрящего русского солдата ("Рубка леса", "Набег"), а потом - всё, какая любовь и была - отсохла. Не поэтому ли его позднее творчество, так тяжело, схематично, а местами производит впечатление моральной паники.