Category: образование

90е

Первое появление иномарки в моем городе было характерным.
Поздней осенью 91го, (а может еще и 90го) раздался нарастающий в утренней тишине скрип. Когда скрип привлек всеобщее внимание на перекресток выехал МЕРСЕДЕС (!). Ржав он был настолько, что невозможно было понять его цвет, и тянулся за ним след ссыпавшейся ржавчины, или это были потревоженные колесами опалые полусгнившие листья. Ехал мерседес очень медленно и видимо быстрее просто уже не мог. Как он доехал откуда-то до нашего города трудно понять. Видимо немцы - есть немцы, молодцы, умеют.
Мерседес был набит битком чеченцами или кем-то одинаково с ними бородатыми. Мы подошли и разглядывали их как рыб в аквариуме, ибо в тонировку на тот момент еще никто не умел. Один из них, совсем молодой и рыжий, сидел расплющив нос о стекло задней двери и вытаращив глаза в восторге "Ах какой большой и красивый город! Совсем не как мой аул с кривыми саклями" было написано у него на лице. Руками он опирался на что-то похожее на муляж автомата, который мы разбирали/собирали на уроках ОБЖ.
Мерседес видели в течении дня в самых разных концах города, видимо наш город им очень понравился. А вечером их убили. Подошли и расстреляли в упор, ни поздоровавшись, ни спросив "А ты б.я вообще кто такой? Тебе чего на.уй тут надо?". Слухи потом разрослись до того, что якобы их в том мерседесе и закопали в одной из бесчисленных пригородных лесополос. А может и не слухи, потому что мерседес тоже исчез. Как исчезли потом на все девяностые какие-либо иные гости с юга.
А года через три мой учитель физкультуры ездил на Линкольне "Континентайль" цвета малахит, ржавом лишь по краям и скрипевшем совсем немножко. А еще года два спустя за соседним столиком единственного в городе ночного клуба его сильно избили тюремной бледности и очень злые подростки и он даже не пытался сопротивляться. При этом на танцполе какой-то дядя исполнял под эйсид-хаус матросский танец яблочко, разряжая обойму в потолок. И я все не мог решить, куда смотреть интереннее - налево или направо.
По личным ощущениям все девяностые прошли в режиме наблюдателя за пуленепробиваемым стеклом.
Бог миловал хоть в чем-то тогда принимать участие.

Ноябрь

Старые чугунные батареи раскалены до жара. Воздух сух до звона и пахнет книжной пылью. Вторая четверть, второй класс, урок природоведения. На картинке в тетрадке-учебнике смеющиеся колхозницы убирают урожай, кидают друг другу кочаны капусты. За большими окнами сеет дождь, переходя в белую крупу и опять в дождь. Школа в самом центре, но стоит на холме и из окна видна даль: расчерченные лесополосами поля, в которых вот еще вчера убирали урожай смеющиеся колхозницы, которые кидают друг другу кочаны капусты и это весело. А теперь все в тепле и под крышей: и колхозницы, и я, и капуста. Навсегда в память врезался этот урок. Настолько сильное чувство уюта и покоя, насколько сильным оно вообще может быть.
Любимое время года, предзимье. Сладкое засыпание. Сегодня плюс три и тихо. Завтра сменится на минус десять и всё.

Семья и быт

Листаю подарочное издание "Домостроя". Не нахожу ни одного слова, против которого мог бы возразить. Вспоминаю учительницу истории:
"А жили они - по Домострою!!!" и выпученные от театрального ужаса глаза.
Советская еще школа, и не самая худшая. Вот так нас учили истории.
Интересное и забавное мнение о "Домострое" о. Олега Стеняева:
https://www.youtube.com/watch?v=RqnW-903K7c
Р.S. При более внимательном прочтении: "Домострой", как сумма базовых этических максим в их повседневном выражении, мог стать основой кодификации национальной правовой системы, а сам "Домострой" оформиться в качестве основного закона (конституции). Но мы ленивы и не любопытны и т.д.

И об интеллигенции

Листаю подборку фотографий провинциальной интеллигенции.
1) До 17 года все более менее понятно. Потрясающее качество фото (сейчас такого уже нет и не будет, цифра). Умение позировать и передавать лицом оттенки настроения и глубины характера. Четкие проборы, усы завиты в нитку, кружева, элегантность и т.д. Фото любого провинциального учителя можно подписывать "Великий князь Алексей Александрович на водах в Баден-Бадене". Фото уездной гимназистки - подписывать именем его юной супруги.
2) Двадцатые годы. Резко падает качество фотографий. Разрешение хуже, четкость ниже, много брака, что в общем-то понятно. Но лица в общем-то прежние. Хотя заметно проще прически, фасоны усов и т.д. Фото редакции провинциальной газеты смело можно подписать "Журналисты Нью-Йорк Таймс в поселке, пострадавшем от торнадо", и пройдет.
3) С тридцатого - резко. Исчезают прежние лица. Фото межрайонного слета журналистов - стенд "Их разыскивает милиция". Выпускники пединститута - опрокинутые, испуганные лица крестьян, впервые попавших в большой город. Головы, вжатые в плечи, или поставленные в ожидании ответного удара. "Эй пацанчик деньги гони!" Подворотня. Пиджаки - не по размеру, не по фигуре. Напяленные с полным непониманием - а о чем вообще в прежнем предложении речь. Женщины - вырубленны топором из дуба.
И не с тридцать седьмого, с тридцатого.
Какой-то на этом рубеже был незафиксированный социальный сдвиг.
Ну, а тридцать седьмой - его естественное и неизбежное последствие.

Здравствуй, племя молодое

Иные тут жалуются, что молодежь массово разучилась письменно излагать мысли, да и вообще писать связные тексты элементарно делового характера. Не умеют в текст, не любят в текст.
Но это, по моему, полбеды.
Беда, что они судя по всему и говорить разучиваются.
Сидел в экзаменационной комиссии. Под конец осатанел оттого, что почти у всех защищающихся не мог разобрать, что они там бубнят. И дело не в эээээ, беее и т.д., а в том, что они просто не умеют сделать слышно. За два дня - только один студент с громкой и ясной речью, в которой звуки четко отличаются друг от друга. Все остальные - какое-то чревовещание, бубубу в бочку с ватой. После замечания - несколько чуть более громких бубубу в бочку с ватой. Потом устал, и снова глухое бубубу.
Как они так умеют, я понять не могу?
Вот вроде говорят. Рот открывают и с нормальной громкостью, но уже в трех шагах невозможно разобрать, что именно сказано. Как будто в ванну нырнул с головой и слышно разговор за стеной.
Плюсом к тому - слова не отделяются друг от друга или вдохом рубятся посередине. Любая часть слова произвольно проглатывается. Особенно мило, когда на социологической защите проглатываются цифры процентов: "двадцать ы процентов сказали...", "ицыцать процентов затурннн ответить" и т.д. По речевому потоку несет какой-то фонетический мусор "Ннаша гипотессс ммпотвердилась" "Что? НЕподтвердилась?" Со слезами испуга и паники, уходя в шепот "ну я же говорю - мммпоттвердилсссь" и т.д. И все это в одной, ровной, усыпляющей тональности. Выделить голосом, подчеркнуть голосом - а как это?
Оттого, что пришлось прислушиваться изо всех сил - до сих пор болят перепонки.
И вот этого с каждым годом становится больше.
P.S. Дошло уже в комментах: они говорят так же, как говорят в телефонную трубку - так чтобы окружающим в двух шагах было не особенно слышно.

И о геополитике

Школьные годы чудесные и все мы родом из детства. И не только мы, но и они.
Блестящий текст Маргариты Симонян, воспоминания о недолгой учебе в Америке.
https://m-simonyan.livejournal.com/336696.html

На самом деле - отлично видно откуда корнями растет американская внешняя политика, и насколько свойственно их характеру стремление усадить за "столик изгоев" всех, кто хоть в малейшей степени не следует норме установленного стандарта.

И о науке



Оказывается в этом году двое школьников 14 и 15 лет открыли остров в Карском море. Открыли, участвуя в проекте "Роскосмоса" по изучению ледников. Военные топографы после этого зачислили их в состав экспедиции. Школьники. Открыли. Остров. Вы что-нибудь слышали об этом?
Если не верите, погуглите. На нескольких порталах это проскочило среди малозначимых новостей.
Или не гуглите. Зачем?
Все-равно благодаря нашим сми мы обречены жить не в той России, где школьники открыли остров, а в той, где у Роскосмоса упали все ракеты, а каждый школьник мечтает стать росляковым. Висим в интернетике дальше... И надежды на перемену инфосреды какбы уже не осталось.

Je suis ...

А еще, дорогие мои, примите как факт:
сегодня сотня тысяч унылых задротов проснулась с улыбкой. С улыбкой и настроением je suis Росляков.
И нет такого класса в школе, и нет студенческой группы, да и трудового коллектива (к админу присмотритесь особенно), где не было бы потенциального рослякова. Вот он сидит в контактике в сообществе сатанистов, вот он играет в симулятор инквизиции, вот у него в наушниках король и шут. Его девушки не любят, его начальство ненавидит, его рюкзаком мальчишки на год старше вчера в футбол играли и выиграли. А сегодня он проснулся с улыбкой.
Так давайте еще больше внимания в СМИ, так давайте еще неделю все новости начинать с него.
Им же это так нравится.
Привыкайте. Очень скоро такое станет ежедневным.

Социальный интеллект



У каждого общества есть некий "интеллектуальный стандарт", по которому это общество себя самовыражает и на этом уровне себя самопрезентирует. В 90е годы таким стандартом был идиотизм, образным выразителем которого был условный Леня Голубков. Одобряемой нормой того общества был идиот, который на любой "умный вопрос" дружелюбно глядя вам глаза пускал слюну и отвечал гыгы. За это мы девяностые трепетно любим.
У нынешнего общества стандарт, разумеется, выше. Это стандарт среднего статистического. Это есть стандарт человека, в картине мира которого "Аляску Америке отдала Екатерина", и "в Антарктиде живут белые медведи", ну вы поняли. Стандартный набор мнений человека, который что-то когда-то слышал, но ему это все нафиг не надо. По сравнению с девяностыми - конечно огромный шаг вперед, но само по себе омерзительно для любого человека развитого интеллектуально.
Вот это и есть та самая "удушающая атмосфера, созданная режимом в этой стране". Вот это и есть причина протестной настроенности практически всех "профессионально интеллектуальных" кругов. И самое интересное - этот интеллектуальный запрос подхвачен протестными кругами и фактически приватизирован ими. Огромное количество ВЕЛИКОЛЕПНЫХ научных лекций на ЭхоМосквы, бесчисленные проекты интеллектуалов "против мракобесия и мифов", лектории типа того что по ссылке и так далее.
Вы поглядите на приложенном видео лица в зале - это абсолютный оккупай абай и митинг за все хорошее. Вы послушайте лекцию, пронизанную наркоманскими шуточками про "товарища майора" и "серьезное государство"... Я не хочу сказать, что интеллектуальные круги потеряны режимом, это не так. Режимом однозначно потеряны круги, испытывающие интеллектуальный голод и интеллектуальный зуд. Точнее даже будет сказать, что "интеллектуальный зуд" - это симптом протестного поведения, тяга к интеллектуальности выше средней - это форма протестного самовыражения. Даже у тех кто в этой лекции не понял и не запомнил ничего, кроме наркоманских шуток.
И кстати да - умиляет периодически появляющаяся надпись "данный цикл лекций поддержан Правительством Москвы". Я думаю поддержан материально, но я не думаю, что хоть кто-то из персонажей на этом видео проголосует за Собянина.
А лекция сама по себе очень интересная. Безо всякого интеллектуального зуда, с нормальным интеллектуальным аппетитом, я ее просмотрел просто с удовольствием, временами - с квадратными глазами и открытым ртом.

Честные Парни

Громче всех гыгочат над шизоидным раздвоением сознания хохлов
(например, борящихся против русского языка в постах, написанных на русском языке)
именно те, кто одновременно:
1) травят Поклонскую, за то что она дура пгмная, посмела возмутиться свободой творчества за бюджетный счет кинематографиста Учителя
и
2) возмущаются свободой творчества, за бюджетный счет оправдывающего терроризм, кинематографиста Гигиеношвилли или как его там.
И не видят в этом никакого противоречия.
Честные Парни, что еще скажешь.